Меню
12+

Сайт общественно-политической газеты Пестяковского района «Новый путь»

05.10.2020 16:04 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Кто связал здания Ивановостата и Росстата? Статистика и архитектура

5 октября — Всемирный день архитектуры.

На улице Батурина, 16 уютно расположилось статистическое ведомство

области, рожденное в 1918 году — Ивановостат. Все знают улицу Батурина в

Иванове. И хотя она названа в память соратника Михаила Фрунзе Павла

Батурина, того самого, который погиб вместе с Чапаевым, улицу часто называют

«Бурылинской» — по «имени» музея, созданного Дмитрием Бурылиным, и за

комплекс зданий — памятников культуры, выстроенных в эпоху выдающегося

мецената.

А дом 16 построен по типовому проекту 1960-х. Трехэтажное здание с

фасадом, облицованным несколько лет назад. И все-таки не будем спешить с

выводами о его исторической и архитектурной ценности.

Отдадим дань памяти Павла Батурина, и убедимся, что многие события в

истории связаны самым замысловатым образом.

Павел Степанович родился не в Иванове — во Владимирской губернии,

Суздальском уезде, в многодетной семье. Но таланты Батурина прославили

ивановскую землю. Он получил образование в Московском университете—

примечательно, что после исключения из него за участие в студенческих

волнениях, Батурин добился восстановления и успешно закончил физико-

математический факультет. После этого в 1916 году был мобилизован в армию,

незадолго до Февральской революции закончил в звании прапорщика

Александровское военное училище.

Еще в 1905 году увлекся идеей революции, подружился с Михаилом Фрунзе,

прошел испытание ссылками. В апреле 1918 года приехал в Иваново-Вознесенск,

вступил в партию по рекомендации Михаила Васильевича. Батурин заведовал

военным отделом Губисполкома, занимался формированием отрядов в Красную

армию. Имея военный опыт, в свободное время учил Фрунзе... метанию гранат. В

1919 году добровольцем ушел на фронт, сменил Дмитрия Фурманова в качестве

комиссара ивановской 25-й стрелковой дивизии. И вскоре погиб вместе с

Чапаевым в бою, ему было всего 30 лет.

Но при чем здесь ивановская статистика? Павел Степанович несколько

месяцев 1919 года возглавлял Губсовнархоз. В это время Батурин лично

руководил обследованием фабрик, занимался учётом сырья и топлива. Эту же

работу с 1918 года выполняло Губстатбюро. Вот такая связь — улица Батурина и

статистика.

А теперь — об архитектуре. И это не случайно, поскольку тоже

связано...со статистикой. Интересно, что до 1968 года статистическая организация

Ивановской области не имела собственного здания, а соседствовала с

государственными организациями в бывшем особняке Маракушевых, доме

Дюрингера и ныне снесенном здании Горсовдепа (ул.Красной армии). Все они —

памятники архитектуры.

В 1960-х годах по инициативе начальника Статуправления нашей области

Станислава Букляревича, ветерана, орденоносца, выстроили для статистиков

собственный дом на улице Батурина. И, хотя это не памятник архитектуры, а

самое обычное здание, рядом с ним — известный всем бывший Дворец пионеров.

А это тоже — история, которая связывает Ивановостат и...Росстат. Связывает

именно архитектурой.

Но по-порядку. В 1929 году в Иванове конкурс на лучший проект здания

ДИТР — дом инженерно-технических работников (или клуб городской

интеллигенции) выигрывает архитектор Виктор Веснин. Возводится удивительно

красивое здание в стиле конструктивизма. Но в 1939 году, когда это направление

подвергли резкой критике, здание, предназначенное под Дворец пионеров,

реконструируется по проекту А.Панова и В.Салапина — с палехскими росписями

внутри и фигурками пионеров на балконе. И теперь это тоже памятник. Но все же

монументальное искусство не смогло вытеснить конструктивизма, одними из

родоначальников которого явились наши земляки, три брата Веснины — Леонид,

Виктор и Александр, родившиеся в городе Юрьевце.

Их называют классиками советского авангарда, уникальным явлением —

три брата гениально творили вместе и каждый в отдельности. Идеологи нового

пролетарского искусства создали сотни проектов, по которым строились здания

для новой, коллективистской жизни — фабрики-кухни, дворцы труда, рабочие

клубы.

Первым общим творением братьев в Москве стал Пресненский Мосторг, а

самые известные здания Весниных — Дворец труда, Центральный телеграф,

дворец культуры ЗИЛа.

А вот теперь… о здании Росстата в Москве и наших земляках Весниных.

Мясницкая, 39, станция метро «Чистые пруды». Трудно поверить, что это

необычайно красивое 7-этажное здание современного Росстата, доставшееся

статведомству по наследству от наркомата текстильной промышленности, начали

создавать в 1928 году. Строили его в 1931-1936 годах для офиса Центросоюза

(центрального союза потребительских обществ — союза кооператоров) — на волне

НЭПа появилась потребность в большом многофункциональном здании для 2

тысяч сотрудников.

В Москве объявили международный конкурс. В нем участвовали лучшие

советские зодчие — братья Александр и Виктор Веснины, Борис Великовский и

многие другие. Всех участников конкурса отбирал лично Исидор Любимов —

председатель Центросоюза, пламенный революционер и страстный поклонник

современной архитектуры.

И снова короткая пауза. Любимов — он тоже наш! Хотя родом из

Костромской губернии, но «правая рука Фрунзе», председатель Иваново-

Вознесенского Совета, затем крупный государственный деятель в Москве -

организатор кооперативного движения, руководитель внешней торговли, нарком

легкой промышленности. В 1937 году репрессирован, впоследствии

реабилитирован.

И вот победителем архитектурного конкурса становится выдающийся

французский архитектор Ле Корбюзье, несмотря на то что в первом туре жюри

отдало предпочтение проекту Бориса Великовского.

Проект был грандиозен. Дом-офис и одновременно выставка достижений

кооперативного хозяйства! Соавтор Ле Корбюзье советский архитектор Николай

Колли работал в парижском офисе, адаптировал детали проекта под возможности

советской страны. Не все удалось воплотить по замыслу — например, система

вентиляции воздуха между двойными рамами — предполагалось, что это

создавало бы дополнительное тепло. Дорогие рамы нужно было заказывать в

Америке — и в Союзе от них отказались. Поэтому, по воспоминаниям статистиков,

зимой в окна сильно дуло, а летом всех мучила жара.

Идеи Ле Корбюзье были новаторскими. И материалы — бетон, сталь и

стекло. Архитектор декларировал пять принципов: дома должны стоять на

столбах (вес здания переносится на опорные колонны), плоские крыши,

свободная планировка, ленточные окна, свободный фасад. Стеклянный купол

накрывал центральную рекреационную зону. На крышах обустроили зоны

променада, летние веранды кафе, спортивные площадки с беговой дорожкой и

летние сады — сейчас их нет.

Здание Росстата до сих пор поражает многих. Сооружение как бы висит в

воздухе, опираясь на столбы-опоры, а под ним можно свободно пройти или

поставить автомобиль на стоянку. Вместо лестниц между этажами — изогнутые

пандусы — лестницы Ле Корбюзье считал запасным способом перемещения. У

статистиков, которые собирали множество данных со всей страны, в советские

времена в обороте было большое число бумажных документов — их перевозили

на специальных тележках по пандусам, что было очень удобно. Долгие годы в

здании работал английский лифт под названием «патерностер», позднее он

сломался и его демонтировали.

Интересно, что вдохновленный первым проектом и дружбой с советскими

архитекторами, Ле Корбюзье представил в нашей стране модернистский

урбанистический проект реконструкции Москвы, который предполагал снос всей

исторической части столицы. Советская власть в те времена разумно отказалась

от него. Французский архитектор принял участие и в конкурсе по созданию

грандиозного Дворца Советов, но и этот его проект был отклонен, все эти

события оскорбили амбициозного архитектора. Больше он в СССР не приезжал. И

руководить завершением строительства здания Центросоюза Николаю Колли

пришлось одному. Но гонорар Ле Корбюзье получил от Советского Союза

приличный.

Здание на Мясницкой, 39 было очень популярно у кинематографистов. В

фильме «Весна» героиня Орловой выбегала из его подъезда. Для одного кадра

«Заставы Ильича» в холле здания снимали столовую, а не так давно здесь

создавали сериал про Льва Яшина.

И вот наш архитектурно-исторический «круг» замкнулся. Несмотря на то,

что Ле Корбюзье во все времена сильно критиковали за это здание, называя его

холодным и неприветливым, наш великий земляк Александр Веснин говорил о

нем как о «лучшем здании Москвы последнего столетия».

Во время своего «московского периода» Ле Корбюзье подружился с

Весниными, бывал у них в доме и мастерской, потом переписывался с ними,

особенно сблизился с Александром, называл его «брат Веснин». Он подарил ему

книгу, которую подписал: «Александру Веснину — основателю конструктивизма».

А еще в 30-е годы Ле Корбюзье приезжал в Иваново-Вознесенск, который сегодня

называют первым городом авангарда.

Все в истории связано...И в истории статистики — тоже.

Отдел информации Ивановостата

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7